Высшая школа делового администрирования
Click to order
Total: 
Фамилия Имя Отчество
Контактный телефон
E-mail
Почтовый адрес (при заказе, предполагающем отправку почтой РФ)
Комментарий (необязательно)
Конференции

ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Жиркова Татьяна Михайловна,
доцент,
ГСГУ,
г. Коломна
ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В ШКОЛЬНОМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ
Изучение коллаборационизма в школьном курсе истории является крайне непростой проблемой. Можно выделить несколько причин этого:
во-первых, в самой исторической науке этому вопросу уделяется мало внимания. В послевоенное десятилетие, было принято больше говорить об истоках победы и героизме народа, чем о фактах сотрудничества с врагом. В период перестройки, когда стали активно изучаться «белые пятна» истории, предпринимались отдельные попытки оправдать коллаборационизм, в том числе и военный, что вызвало в обществе негативную реакцию.
Во-вторых, у историков и педагогов нет единого взгляда на данное явление, что еще больше усложняет ситуацию.
В-третьих, основные средства обучения, и прежде всего школьный учебник, дают учителю ограниченный набор методических приемов, с помощью которых можно было бы изучать такое непростое явление, раскрыть его причины и проанализировать последствия.
Так как же современная школа трактует проблему коллаборационизма, и с какими трудностями приходится сталкиваться учителю-историку, при преподавании этого вопроса? Попробуем разобраться.
В самой учительской среде есть резкое неприятие подобных вопросов. А если сам учитель настроен столь категорично, его мнение, разумеется, будет влиять на отношение учеников к данной проблеме.
Тем не менее, мы уверены, что изучать коллаборационизм необходимо.
В нынешних учебниках истории, входящих в федеральный комплект, коллаборационизм изучается в рамках тем, показывающих положение общества в годы войны. С разной степенью подробности в учебниках можно найти информацию о причинах коллаборационизма, объединения коллаборационистов и их деятельность, численности сотрудничавших с фашистами и оценках коллаборационизма. Порой, авторы учебника заменяют термин «коллаборационизм», на термин «сотрудничество». Как следствие, многим старшеклассникам термин «коллаборационизм» оказывается незнаком.
Во многих учебниках не предпринимаются попытки объяснить причины коллаборационизма. Лишь иногда, авторы перечисляют ряд факторов и обстоятельств, которые могли склонить граждан СССР к сотрудничеству с фашистами, тем самым показывая, что такое решение принималось людьми в чрезвычайных обстоятельствах, и для многих оно становилось личной трагедией.
Рассказывая о видах коллаборационизма, авторы учебников различают вынужденный и добровольный коллаборационизм. Среди объединений коллаборационистов выделяют такие объединения как созданный в декабре 1942 г. Русский национальный комитет во главе с бывшим командующим 2-й Ударной армией генерал-лейтенантом А.А. Власовым, который осенью 1944 г. начал формировать Русскую освободительную армию (РОА). Так же выделяют особый вид коллаборационистских объединений, состоящий из представителей Белого движения.
Кроме того, ряд учебников отмечают особенности коллаборацио­низм в национальных районах СССР. Авторы указывают, что германское руководство использовало русофобские настроения, а также межнациональные противоречия на территории Прибалтики и Северного Кавказа. Помимо них, национальные объединения коллаборационистов были созданы на территории Крыма и Калмыкии.
Особое внимание историки уделяют событиям, развернувшимся на территории Западной Украины, где действовала Организация украинских националистов (ОУН). В некоторых учебниках упоминается имя С. Бандеры, в большинстве – нет.
Что касается численности, сотрудничавших с фашистами, то тут цифры, приводимые учебниками, существенно разнятся: от 400 тысяч до 1,5 млн и более. Правда, объяснения такому разночтению в учебных пособиях мы не находим.
Так же в большинстве учебников отсутствуют оценки коллаборационизма. Авторы стараются ограничиться лишь изложением фактического материала. Это можно было бы объяснить нежеланием навязывать свою точку зрения, но если учесть, что у старшеклассников нет ориентиров, связанных с коллаборационизмом, то такое самоустранение нам не кажется благом. И только определениями «предатели» и «пособники» здесь не обойтись. В доказательство нам бы хотелось привести результаты опроса среди школьников, проведенного историком, доцентом ГСГУ О.И. Галкиной. Она задала ученикам вопрос: «Существуют ли какие-либо мотивы, по которым можно было бы оправдать людей, сотрудничавших с фашистами?». По мнению учеников, нельзя всех коллаборационистов оценивать одинаково. 81 ученик предположил, что существуют мотивы, по которым, в частности можно оправдать представителей детского и женского коллаборационизма. 74 ученика написали в анкетах, что ни при каких обстоятельствах коллаборационизм не подлежит оправданию. Согласитесь, что результаты опроса достаточно красноречивы.
Возможно, недостатки текста учебника смог бы устранить внетекстовый компонент учебника. Именно его чаще всего используют в школе для первичного закрепления и проверки домашнего задания. В каждом параграфе, посвященном проблемы коллаборационизма, есть свой методический аппарат – система вопросов и заданий. Некоторые из них носят проблемный характер. Например, «Как Вы думаете, в чём общие причины и в чём различия коллаборационизма в СССР и других странах, оккупированных Германией в годы Второй мировой войны?». Однако, в процентном соотношении таких вопросов немного.
Не балуют учебники и подборками документов по этой теме. Их очень немного и большинство из них носит фрагментарный характер. Поэтому учителю приходится самостоятельно подыскивать документальный материал, способный оживить урок и вызвать конструктивную дискуссию.
К сожалению, учитель не может рассчитывать и на имеющийся в учебнике иллюстративный материал. Во-первых, его откровенно мало. Во-вторых, со своей задачей – формировать зрительный образ – он явно не справляется. Возникают вопросы и к качеству такого материала, и к критериям его подборки авторами.
На одном из круглых столов учителям-практикам был задан вопрос: «Какие приемы вы используете при изучении данной темы»?
8 человек из 31 присутствующих на круглом столе назвали проектные работы и доклады учеников. 18 человек назвали такую форму как школьная лекция, объясняя свой выбор тем, что могут контролировать объем и содержание информации. 3 человека признались, что они ограничиваются лишь чтением текста учебника. И только 2 человека сказали, что работают с подборкой документов, сделанной ими самостоятельно. Таким образом, выходит, что основная масса школьников получает свои знания, поэтому непростому вопросу, из монологической формы изложения материала, что противоречит принципу проблемного обучения в старших классах.
Подводя итог, хотелось бы подчеркнуть, проблема коллаборационизма является сложной, но важной для изучения в рамках школьной программы. В настоящий момент учебник и иные средства обучения не являются для учителя полноценными помощниками при освещении этого вопроса. Педагогам приходится самим искать дополнительный материал и продумывать формы его подачи. Но самое главное, пока нет четкого видения, на профессиональном уровне, каким образом должно идти преподавания проблемы коллаборационизма. Как показать подросткам ту тонкую грань, где кончается вынужденная необходимость и начинается преступление, все ли поступки можно оправдать, что важнее нормы морали или права?
Будем надеяться, что учителям все-таки удастся объективно, полно и интересно представить старшеклассникам эту неоднозначную проблему, что позволит ученикам сформировать свою осознанную позицию по данному вопросу.
Февраль 2021